После личного опыта аяваски.

Селена Бастет. Вопрос другой. Как с этим потом (после личного опыта аяваски) человеку жить? Ведь он должен полностью перестроить свое отношение с родителями, с женами. Очень много же разводов. Чаще чистка идет не просто, ты там пришел поблевать в айяуаске. А тебе идет чистка полностью твоей жизни и окружения.

Как у меня этот процесс произошёл в принципе на живом примере. Я к тебе пришла на гипнокоучинг, и я проводила консультации, сама чистилась через сознание, но это долгая песня. Ты в гипнозе можешь много времени в регрессиях ковыряться в прошлых жизнях, придумать себе что-то, а за айяуаску и за грибы ты за короткую неделю, ну возьмем 10 дней, ты можешь реально так себя выкрутить.

А именно, ты осталась в этом теле, но прожила перерождение. За одну жизнь я могла прожить как меня нарекли девочкой, зовущей так-то. И после церемонии ретрита за неделю, я как будто родилась заново, но осталась в этом теле. Это возможность переродиться, если человек чувствует, что он не на своём месте, не в своем городе, не с теми людьми, что-то со здоровьем у него.

Он хочет денег, почему-то они к нему не идут. По всем вопросам он может выйти из этого говна, согласившись на умереть самостоятельно. Но смерть, это ж такая тема щепетильная.

Павел Дмитриев. Не нужно забывать, что есть просто тупо биороботы. Они для декорации существуют. (Селена Бастет. Ходящие по улице такие?). Они там ходят, живут, умирают, рождаются, и это без шуток, это действительно так. Есть люди, которые понимают вообще, что здесь происходит, и у них начинают появляться вопросы в какой-то момент. Почему оно так и вообще, как это объяснить?

Селена Бастет. Трекеры привычек.

Павел Дмитриев. Да. Самое опасное для людей – это идти в неизвестность (герои идут в неизвестность). Потому что представьте – ты умер, к тебе подселяется дух божественный, и он говорит – так, мне здесь вообще ничего не нравится, давайте новый мир строить. А ты весь такой в обосцанных трусах сидел и не готов и держишься за материю.

Эффектом этого процесса жизнь как атомной бомбой разорвало, потому что жизнь любого человека построена абсолютно и полностью без вариантов на лжи полной.

Всё наоборот.

Селена Бастет. Мне очень в тебе понравилось, когда ты в Эквадоре говорил, что «всё наоборот», всё что нам грузят, всё ровно наоборот. И я долго задумывалась, что значит – наоборот. И пока ты реально наоборот не пойдёшь.

Павел Дмитриев. 180 градусов. Если вас всех ведут туда, значит надо точно по компасу разворачиваться на 180 градусов и идти в обратную сторону.

Селена Бастет. Но это вызов, и ты внутри себя борешься, а не с кем-то там. Хотя и с кем-то придется тоже, потому что твои первые люди скажут – да ты с ума сошла.

Павел Дмитриев. Придется со всем миром бороться. Как этот мир работает. Биороботы запрограммированы так, что они находятся в тюрьме и работают в этой же тюрьме охранниками у себя же (это зависть, злорадство, гнев, негатив, оскорбления). Если какой-то человек из этого говнища пытается выбраться, это их начинает очень сильно раздражать, они начинают очень сильно напрягаться, потому что на их глазах происходит то, что является для них аномалией.

И это запрещено, потому что если бы это было разрешено, то вся эта штука поломалась бы. Если бы все могли бы легко и просто из этого выйти, то для рабовладельца был бы кошмар. Поэтому, это будет всячески запрещаться. Нам даже не нужно объяснять людям что это наркотики. Это не наркотики.

Я говорю – мы 90% людей просто не допускаем к этому. Потому что представляете, люди, они жили себе, ходили на работу, платили налоги и тут их жизнь просто уничтожилась. Приезжает тело, а в этом теле уже другой человек. А что с ним делать. А если вся жизнь построена на лжи.

Там и разводы, и всех послали, и уехали. Иногда бывает так, что человек приезжает к себе квартиру. Он на пороге блюет и говорит – я заходить в это даже не могу. Помойку. Там запахи, вещи какие-то. Он говорит – это вообще не моё.

Внутри пустота.

Селена Бастет. И человек даже достигнув этапа финансового состояния, а внутри дырка и полное говно. Он достиг по каким-то придумкам иллюзорным — этого достигну, это и это. А внутри дырка. И как ты сказал – авария или что-то подобное случается, и ты раздупляешься после аварии и такой типа – оо, а чего я тут делаю, у бога, наверное, есть планы, на то, типа, что я еще жива.

И вот здесь начинаются вопросы. А дальше, готов ли ты прыгать с обрыва, потому что там нет ничего, и ты должен куда-то прыгать. И мне еще понравилась история, когда приехал человек на моих глазах. Он приехал в одной физической форме, тучной, с таким-то состоянием. И ровно через буквально 10 дней, с него как будто что-то вышло всё.

Он подтянулся в моменте, похудел и уже стал другой. Глаза у него когда-то были голубые раньше, потом мутные. А теперь у него яркие, светлые глаза. 7 дней. Да, мы питались по-другому, согласна. Но что-то происходит в настолько короткий срок.

Павел Дмитриев. Это называется мистика. Это целая наука. Мистика существует, ей можно пользоваться, и мы это делаем каждый раз, когда занимаемся этим. И что происходит, чтобы вы понимали.

Наше тело, это просто наш физический костюм. И пока в нем не находится дух, а дух убивается с самого детства воспитанием и школами и так далее. И пока в теле духа нет, то глаза не горят, ничего не важно, человека просто не захватывает. У человека нету особых эмоций. У большинства людей просто эмоций нет, они просто зомби, трупы.

Например, я сегодня с утра в 10 часов встречался с миллиардером. Он уже в возрасте, больше 70 лет, у него миллиарды долларов, и такая жопа. Я его спрашиваю – а ты для чего живешь. Он – ну, не знаю. Он размножился, сейчас деньги отдаст, их просрут, и что. У большинства людей, особенно у которых есть чего терять, у них особенно часто такие вопросы появляются.