Что такое секта?

Павел Дмитриев. Сектой является всё. Правительство, государство, школа. Если люди во что-то верят, а это им вредит, их портит, и разрушает жизнь. К секте же, какие всегда претензии? Кто-то кем-то начал управлять, манипулировать и эти пострадали, и этот гуру наварился.

Всегда, это кончается какой-то оргией, и потом всех сажают, потому что родственникам не понравилось. Армия, это что? Там есть лидер, там есть люди, которые ни квартиру, они жизнь отдают за какого-то гуру, который сказал — этих мочить. Чем не секта? А потому что у них есть больше танков, и если кто-то им что-то предъявит, они значит ответят, значит не секта, там надо поверить в это. Например, медицинская структура — секта? Да. У них есть свои одеяния и такие же юбки.

Александр Савельев. И вытянут из тебя всё, просто до последнего.

Павел Дмитриев. Да. Попробуй заболеть! Если кто-то еще не обращался, попробуйте заболеть, протестируйте, как работает секта! Там и квартиру заберут, у родственников заберут колечки, сережки, всё заберут, и потом тебя еще за твои деньги замочат. Сначала надо забрать всё, а потом убить. В сатанизме — это называется — самое честное жертвоприношение. Когда жертва сама говорит — вот вам всё, делайте со мной, что хотите, я вам отдаю все права на свое тело абсолютно.

Александр Савельев. Это здесь фраза будет уместна — «чужих рабов не трогай». Тот, кто сумел отвоевать своё и создать собственную секту под названием государство, медицина, ещё что-то, это же их рабовладельческий строй. И соответственно, когда кто-то создает какую-то, допустим секту, такую, которая, понятно, что о ней плохо говорят…

Павел Дмитриев. Например Иисус пришел, говорит — я вас пришел спасти — его забили на доску.

Александр Савельев. Но так в итоге, что не забили же, это же людям преподнесли?

Павел Дмитриев. Им преподнесли, чтобы те не создавали. Для чего в каждой церкви висит человек в 33 года, который так забит на кресте? Это чтобы другие секты не создавали. Он типа создал самую большую религию на планете. Ты-то куда лезешь. Иди на работу.

Чем отличается секта от любой религии?

Александр Савельев. А по факту, отличается секта от любой религии — кратко и понятно? Вообще ничем. Это же секта, тоже получается?

Павел Дмитриев. Секта — это когда религия большего размера говорит — это враги, их мочить. Потому что у всех уже всё монополизировано, они не хотят клиентуру терять. Кому ты свечки продавать будешь? Сектой является всё, где люди страдают. Возвращайся например в медицинскую секту.

Это в какой секте человек сам говорит — положите меня на стол, усыпите, вырежьте органы, и я за это отдам всё, на что я потратил всю свою жизнь. Это гениально. Как надо внушить людям, что не бери ответственность за свою жизнь, за свое здоровье. Тебе вообще понимать и изучать, как твое тело работает, чем питаться, как вообще жить не нужно. Мы за тебя все порешаем. Потом человек приходит, подписывает бумажку — но я вообще не против, чтобы меня разрезали на куски, на запчасти и продали.

Александр Савельев. И получается, что если сейчас взять любую страну, это и есть Иерархия, структура сект, в которых, как бы тебя сначала готовят, из тебя соки выжимают до конца, тебя отрабатывают, потом на органы и потом ещё. Отдельная похоронная процессия — это ещё отдельная секта?

Павел Дмитриев. Тебя сначала обрабатывают — школа, секта. Ты ходишь и отчитываешься каким-то имбецилам, педофилам, извращенцам, училки какие-то непонятные. Потом институт — тоже секта. Тебе говорят — ты будешь, нам жизнь отдашь, потом у тебя будет работа. Тебя на работе выжимают, потом тебя залечивают вусмерть.

Про чёрный день?

А потом ты еще должен заплатить, чтобы ты сдох. На чёрный день собирают бомжи, для чего? Чтобы сдохнуть. Я если честно, не понимаю, зачем те люди вообще существуют. Вопрос любому задать, они же не знают. Зачем ты живешь? Они ответят — работа, максимум дети. Хорошо, дети выросли, размножились, дальше что? Мозги теперь внукам вправлять.

Александр Савельев. Причем, когда они слышат то, что мы сейчас с тобой обсуждаем без какого-то вообще здравого смысла, у них идут сразу эмоции — это что получается садик — секта, школа — секта, институт, государство, в котором мы живем — секта. В смысле, ничего святого в вас нет.

Самое, что интересное, те, кто действительно управляет миром, а мы сейчас с людьми такими общаемся с тобой, я поражаюсь, насколько они это всё понимают и ржут. Они говорят — пацаны, вы красавчики. Вообще вы прям в лоб говорите. Мы говорит в открытую говорим, в документах, в официальных статьях. Но может слишком этим пафосным правильным языком говорят или деловым? Мы просто угораем, но так оно всё и устроено.

Павел Дмитриев. Там по телевизору показывают, сидит с микрофоном и говорит — мы вас… будем, вы будете жить в клетках и у вас ничего не будет. Да. Хорошо. Сейчас мы пойдем повоюем…

Про отвлечение внимания.

Александр Савельев. Всё, что сейчас есть в виде этих каких-то событий, это способ тебя зачистить и задурманить тебе мозги?

Павел Дмитриев. Да. Это всё, отвлечение внимания.

Александр Савельев. От того, что тебя сейчас убивают?

Павел Дмитриев. Да. И причём это давно происходит. Если взять например, тоже самое питание. Люди давно уже не понимают, что им еды и воды человеческой может даже никогда в жизни не давали. А если ты хочешь нормальную еду и воду, например есть магазины, например мешочек 150-200 баксов стоит.

Александр Савельев. Настоящая вода.

Павел Дмитриев. Настоящая вода, настоящая еда, и то так… Это максимально — что можно в этой среде, где всё отравлено, побрызгано.

Александр Савельев. И эти глобальные катастрофы, потепление, дефицит — это всё тоже? Нет никаких дефицитов. Планета Земля настолько разумная?

Павел Дмитриев. Мы как глисты-паразиты. Большинство, как минимум. Опять-таки, есть которые пытаются всё это разрулить, но эта сама масса! Она сама себя уничтожает. Это, как раковая опухоль, которая убивает хозяина и потом сама дохнет. Эти потепления и похолодания.

Это было столько раз в истории. Когда мы в Эквадоре жили, ездили постоянно, эти горы. Когда сползает гора, там видно, песок, глина, чернозём, потом что-то ещё, лес, какой-то уголь, потом опять песок, ракушки и вся гора такая. Это всё зачистки, причем в горах, а там внизу — и это на уровне где-то две тысячи метров.

Александр Савельев. Поэтому в этом конкретном нашем проявлении нам точно, раз уж мы богами не являемся, это пока, а так этого не понять. Но слава Богу. Есть грибы, которые дают возможность хотя бы этому учиться, понимать, и есть к чему идти, к чему стремиться.

Про грибы.

Павел Дмитриев. Да. Про грибы, кстати. Это самый мощный инструмент, который я когда-либо встречал в жизни, и многие, кто очень много чего встречали в жизни, они тоже это говорят. Я это конкретно заявляю. Это эталон того, что никто, никакая гнида, ни человеческая ни инопланетянская, не может это испохабить. Там уже миллиарды лет после этих всех перезагрузок, оно там хранится, оно там находится и никто это никогда не вытравит. Потому что грибы победить невозможно вообще никогда.

Александр Савельев. Даже же всякие Энлилы, не Энлилы, не Лил. Грибы — это и есть конкретно продукт, созданный Творцом, именно создателем всего.

Павел Дмитриев. Грибы — есть распространители жизни на планетах и так же они являются и покровителями этой жизни.

Александр Савельев. Так что друзья, мы с Павлом говорить можем очень много. И в следующих интервью вы узнаете про ещё более искрометные и ещё более революционные истории.

Меню серии статей:
Статья:
Статья: Гипноподкаст #6 — Павел и Александр Савельев — Часть 4 из 4, или чем секта отличается от религии? ← Вы здесь
Статья: