Кремация человека после смерти.

Александр Савельев про кремацию человека после смерти. Я тоже хочу, чтобы сожгли где-нибудь над морем, развеяли куда-нибудь, чтобы вообще в пыль.

Павел Дмитриев. Это единственный выход.

Александр Савельев. Это сейчас опять меня прям вскрывает. Это сейчас у меня распаковка всех жизненных ситуаций, как меня бабушка с детства таскала по этим похоронам, возле гроба ставила — мол смотри. По сути, это демон готовит для себя, во мне, в моих детях, переходы?

Павел Дмитриев. Да. И это состояние, когда ты маленький ребёнок, смотришь на труп, это же психотравма. Она открывает портал и вот оно.

Александр Савельев. По сути получается, что все религии сейчас абсолютно, если так уж посмотреть, это есть сатанистские секты, где демоны создают какие-то культы и ритуалы, в которых они дают возможность переходить из тела в тело?

Павел Дмитриев. Да. Причём они все прикрываются идеологией, которая звучит правильно. Но это в конце концов, человека так и не приводит к единственному, к чему нужно прийти — это к связи с Творцом. И все они говорят правильно, а делают противоположное. Они человека наоборот, уводят от самого главного задания в жизни человека — чтобы ты в этой жизни его нашёл.

Александр Савельев. Но по сути тогда и логично, то что сейчас происходит, эта зачистка. Это как знаешь, когда ты перебираешь малину или клубнику, ты хорошую отобрал, а гнильё оставил и сливаешь в унитаз. Тоже самое примерно сейчас происходит у нас с нашей цивилизацией?

Павел Дмитриев. Да. И причём, если так посмотреть, религии тоже выполняют очень полезную роль. Они уже отобрали, пожалуйста, какой флаг, туда всё.

Александр Савельев. И я понимаю, что всё служит Творцу и что типа нет плохого и хорошего?

Павел Дмитриев. Всё принадлежит ему, всё на него работает и всё работает. Если правильно понимать, то ему принадлежит прям всё. Даже листочек не растёт без его участия.

Александр Савельев. И помнишь эту секту, в которую ты смеялся всё, как я в Казахстане после грибов поехал, там по каким-то святым этим местам, в бомжатских этих автобусах. Потом типа мне там напророчили, что какой-то там, оказывается, должен быть русский, который Казахстан.

Я в эту тему ещё поверил. Ты мне ещё говоришь — сайт сделай, а потом угорал. И было ли на грибах такое задание, мне в трипе показали, что даже тот, кто эту секту замутил, по трупам таскать людей, демонами заражать, и то, что ты сейчас сказал, что он правильно делает. Это есть помощь в утилизации?

Павел Дмитриев. Да. Всё в конце концов приводит к тому, что процесс, он всегда должен быть — это жизнь. Те, которые тупенькие, их утилизируют так. Те, которые духовные, их утилизируют так. Всё абсолютно в конце концов приходит туда, куда надо.

Александр Савельев. А после воплощения в этом теле, как ты думаешь, какая жизнь тебя ждёт? Туда заглядывал или ещё тебе не показывали?

Павел Дмитриев. Самое интересное, что они самое прикольное не показывают.

Александр Савельев. Но это будет самое интересное?

Павел Дмитриев. Это всегда должен быть сюрприз, потому что, если тебе покажут, это уже не интересно, это уже не-то.

Про долголетие.

Александр Савельев. Допускаешь ли ты то, что в этом теле можно прожить 1000 лет?

Павел Дмитриев. Я допускаю всё, вопрос — оно нужно или нет? Опять-таки же, если человек не понимает, что смерти не существует, он считает, что жизнь должна быть вечной, но если, например подумать, жить в этом состоянии, например, 10 000 лет. Это надоест. Если так взять нашу физическую реальность — что ты можешь намечтать? Дом, самолёт, дофигища машин, дворец, виллу, дачу. Что дальше?

Александр Савельев. Мне кажется, за 300 лет уже нечего будет.

Павел Дмитриев. Всё. Ты будешь просто всё знать и всё. Но когда на грибах показывают ещё миры, а мне показывали, там есть миры, где всё другое, в такой попасть — это же интересно.

Александр Савельев. Мне вообще последний раз подсветили, что через тебя же Творец работает и как бы эту зачистку, для чего он сейчас ускоряет, потому что там бесконечность миров этих, и наш мир, как солнечная система, она тоже стремится к ещё большему свету, ещё большему миру.

И то, что сейчас мы с планетой делаем, мы по сути готовим не тухлый оффер для того, чтобы перейти в более высокий мир, который за 1000 лет, например, они показали. Мы сейчас помогаем бате в общем, сделать не тухлый оффер, чтобы перейти в более крутой мир.

Про помощь Творцу.

Павел Дмитриев. Мы всегда помогаем ему. Хотим мы или не хотим, есть желание или нет. Мы служим ему, все без исключения, любыми действиями. Потому что мы и есть он. Мы часть его.

Александр Савельев. Это как органы в нас. Печень, прикинь такая типа — я против творца, он под печень, она сразу и всё. Удивительно вообще это всё. Всё естественно, всё фантастически.

Павел Дмитриев. Да. Книжка получится очень интересная, весёлая.

Александр Савельев. Особенно, когда это всё начнёт сбываться. Тогда это будет вообще удивительно. Потому что, мне прям много раз показывали кто и как, с какими людьми будем взаимодействовать, какой будет у нас уровень. Но я предполагаю, что-то, что мне показали, это маленькая часть, потому что ты правильно сказал, есть сюрпризы.

И они чем дальше и больше ты служишь, это же есть вера. В этом наверное есть эта истинность веры, когда тебе говорят — а ты сделай, потом узнаешь. И ты берёшь, делаешь, а потом, когда узнаёшь, ты изумляешься просто. Я готов сейчас всё что угодно делать, ради тех талантов, даров, благого дела, которое мы делаем, что оно потом раскрывает.

Павел Дмитриев. Да. Поэтому это и есть героизм. И не всем он даётся. Люди говорят — а ты мне сначала покажи, а потом я, может быть, сделаю. И они сидят и бомжуют, и их утилизируют. Те, которые действительно в теме, они делают так, типа всё, и пошёл.

Александр Савельев. И причём, как в этом мире, так и в том, героизм ценится?

 

Павел Дмитриев. Только он и ценится, больше ничего не существует.

 

Александр Савельев. Потому что без героизма ты не можешь созидать. Это же есть энергия созидания. Когда ты в неизведанное идёшь и что ты создаёшь.

Павел Дмитриев. Да. И всё всегда должно быть новым и уникальным, неповторимым. Только так божественное работает. Если ты создаёшь копию — это уже всё. А электорат, он всегда хочет быть на кого-то похожий и правильный. Потому что так все. Поэтому зачистят всех. Всех неуникальных будут зачищать.